«Осталось дождаться, чтобы к нам приехали на танке»: владельцы «ювелирок» Николаева о бездействии полиции

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 19840 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(11904)   

За последние полтора года по всей Украине прокатилась волна громких разбойных нападений на ювелирные магазины. Среди пострадавших от нападений банды на «BMW», которая среди бела дня с оружием выносит целые магазины оказались и николаевские предприниматели. 

После очередного нападения, владельцы ювелирных магазинов обратились к главе Николаевской облгосадминистрации Алексею Савченко с просьбой повлиять на активность работы полиции для поимки банды, которая систематически нападает на заведения по продаже драгоценностей. В своем обращении представители ювелирного бизнеса посетовали, что организованная группа налетчиков безнаказанно совершает нападения с автоматическим оружием и это угрожает жизни не только сотрудникам магазинов, но и посетителям и другим гражданам. При этом представители ювелирных магазинов в обращении высказали непонимание, каким образом полиция упустила налетчиков во время последнего нападения в Николаеве 4 декабря, когда полиция была оперативно уведомлена о действиях преступников, а план «Перехват» не дал никаких результатов.

В короткой беседе, одна из пострадавших от  налетчиков поделилась с редакцией «Преступности.НЕТ» своими опасениями, что нападавшие не будут найдены, сообщила о том, что все случаи разбоев не объединены в одно производство, а также рассказала, как не верящие в успешное расследование правоохранителей предприниматели, продающие драгоценности, объединили усилия для поиска преступников. 

 

- Давайте начнем с письма, которое Вы отправили на имя главы Николаевской облгосадминистрации Алексея Савченко. Там, в принципе, суть изложена, что вы просите его вмешаться. Был ли ответ на этот запрос?

- Пока нет. 4 рабочих дня прошло с момента его отправки, поэтому ответа еще не могло быть никакого.

- На что вы рассчитываете, отправив такое обращение?

- Хотя бы на то, что если по правилам, этим делом должно заниматься Управление (следственное, -ПН), а не Заводский РОВД. Потому что сумма краденного… Ну, не бегают мальчики-следователи, которым «Центральный рынок» говорит: «Кыш отсюда», и даже записи не дает. Аргументируя это так: «Ребята, да вы ничего не поймаете, это у нас макеты стоят».

- То есть дело, которое с ограблением ювелирного магазина на «Центральном рынке» связано, находится в Заводском райотделе, а не в следственном управлении? Вы настаиваете на том, чтоб его рассматривали в Управлении?

- Не настаиваем, но хотим увидеть результаты какие-то. То есть это не первое ограбление. В Заводском РОВД оно так и «умрет». Как зашло, так и «умрет». Это же не первый раз. Если бы это было первый раз, еще теплилась бы какая-то надежда. Так как это раз пятый-шестой. Просто раньше не выносили магазины полностью, а выносилась какая-то их часть. Это можно было еще пережить. То есть на данный момент, если выносится магазин, то получается так: продать машину, продать квартиру, остаться бомжом, попробовать отдать долги, и то вряд ли получится. Разговоры о том, что «все украденное наше» – это не разговор. Это не наше.  После череды ограблений, получается, что  одно дело находится в Заводском райотделе, другое – в Ленинском, до кучи никто собрать не может это все.

- То есть все нападения на ювелирные магазины проходят как разные эпизоды?

- Да, естественно.  Зачем им этот «головняк»? Почему никто не ищет машину «BMW»? Ее же нет в розыске. На этот вопрос отвечают очень  легко: «А что искать? Просто машину «BMW» черного цвета?» Я говорю: «Ребят, хотя бы пока так». Если так рассуждать, то им ничего не надо.  Свои паспортные данные ребята не оставят. Говорю: «Когда сбивают пешехода и люди не видели, не запомнили номера, ищут машину какого-то цвета, а потом уже начинаете танцевать дальше». Тут машину никто не ищет. Машина ездит у нас по областям. Было три нападения в Херсоне, три в Николаеве, три в Одессе. У нас так много дорог между этими городами? То есть они были в Новой Каховке, в Каховке. Они ездят по Южному региону. Они никуда не уезжают. Они даже не прячутся. На Дзержинского три дня сидели под магазином,  пили кофе, курили, смеялись, разговаривали. Они заходили в этот магазин, выходили.  

При этом официальные показания никто из потерпевших не давал. Нас никто не опрашивал. Они зашли ко мне как к директору с просьбой поделиться информацией устно. Через два дня приехали оперативники.  Поначалу они приехали в соседний  ювелирный магазин, думали, что ограбление там произошло. Потом они туда же просто решили зайти спросить, видели ли там, как все происходило.  Вопрос: «Вы же просматривали свое видео, вы же там кого-то нашли, сфотографируйте и раздайте по ювелирным магазинам фотографии».

Еще один вопрос по поводу изъятия видео. Как они могут его изъять у меня? Это 24 камеры, которые пишут 24 часа в сутки. Да, это можно скопировать, но это очень большой объем. То есть это явно не флешка. Это раз. Второе: если смотреть, то надо знать, что смотреть. Раньше это была оперативно-разыскная работа, а сейчас как это называется? Никто этого не делает.

Я им скинула видео с камер. Мы все прекрасно понимаем, что те, кто нападал сначала приезжают и обходят, например, район «Центрального рынка», где произошло ограбление. Там находится шесть ювелирных магазинов. Они их и обходят. Скорее всего, что каждый смотрит на это магазин. Почему заходит не один, а заходят разные из них? Потому что каждый смотрит свое. То есть у меня до совершения кражи, например, вырезали кабель интернета, который я очень быстро восстановила. Вырезали не «наркоши», потому что подошли и со знанием дела обрезали. Когда я спросила у мастера, сколько стоит метр, то он ответил: «5 гривен». При этом у нас полностью закрывается двор. То есть ни зайти, ни выйти без электронной «пимпочки» ты не можешь. Да, можно перелезть через забор. Допустим, что они полезли по воротам, перелезли, но это препятствие. Потом: подъезд закрывается на ключ, живут в этом доме в основном пенсионеры, то есть вечером не сильно много ходят. А я уходила с работы в пол шестого – интернет у меня был. Пришла в пол седьмого – интернета у меня нет. То есть просто наркоману вырезать 15 метров кабеля и пойти его продать за 15 гривен, такие сложности не нужны. У меня половина камер стоит обычных, половина камер, когда горит зелено-оранжевый значек, это говорит о том, что эти камеры передают запись через Интернет. То есть сервера здесь нет. Для этого, чтоб они не передавали видео, надо вырезать кабель интернета. А момент передачи элементарно иожно посмотреть: подходишь под магазин, открываешь мобильный телефон более-менее, включаешь вай-фай и смотришь,  появилась сети или нет. Мне повезло единственное, что у меня есть телефон напрямую мастера и он мне сделала интрнет на следующий день.

- Такие же системы видеозаписи и в других магазинах?

- А в других магазинах… Почти все они все арендованные.  У каждого своя система. Никто про нее не расскажет. Поэтому они и не заходят по одному? Кто-то понимает в камерах, кто-то из них смотрит, где может стоять сервер. Почему они идут в основном в арендованные магазины? Потому что когда ты его арендуешь, ты не можешь делать то, что ты хочешь: заводить интрнет, ставить камеры и так далее. То есть многие хозяева против. Та же «Таврия-В» не дает брать свою физохрану. Они говорят: «У нас есть своя», которая благополучно спала в подсобке. Они не дают проводить свою сигнализацию. Они говорят: «У нас есть своя». Почему преступники идут на такие точки? Потому что они ходят и выбирают. Мы пушечное мясо. За нами ездят, за нами смотрят, к нам приходят.

 

- Какие именно у Вас претензии к полиции?

- Претензия к работе полиции. 22, 24 числа проиходит попытка кражи на Третьей в магазине «Оникс». 24 числа они вызывают полицию, которая приезжает со словами: «А зачем вы нас вызывали, если у вас ничего не украли?» В этот же день они скидывают видео, где прекрасно, как в зеркало, люди смотрят в камеру, где видны их лица, где видно все. Хозяева «Оникса» скидывают все это видео, там видны машины, видны лица. «BMW» там не было, там было «Audi». То есть ребята не постоянно ездят на «BMW», они едят не на одной машине. Часть ограблений, как в Винницкой области, была на «Audi». Это первоначально. Видимо, когда они начинали, у них была эта «Audi». На шестой или седьмой краже в Винницкой области появляется «BMW».

- С Ваших слов получается, что пострадавшие от нападений владельцы ювелирных магазинов делятся друг с другом информацией?

- Мы уже просто бьемся все в истерике. Вся полностью Украина. Насколько это бизнес закрытый, но мы уже пришли к тому, что если мы не будем меняться информацией... На данный момент в большей половине случаев, я так понимаю, пострадавшие даже не вызывали полицию. Просто не вызывается полиция. Нас ограбили, так ограбили. То есть полиция не вызывается, потому что толку от этого нет: треплят нервы еще две недели, а потом это благополучно все теряется. Так же, как и обворовывали меня: лома, инструменты, кувалды, а потом отпечатки с этих инструментов теряются. Не по одному случаю из того, что было, никто никогда никого не находил. Тут полиции «Оникс» дает съемку, где четко видна попытка нападения, где они знают, что это не первый случай, что ребята гастролируют, что говорить о том, что они приехали, «бахнули» и уехали, не приходится. Они отметились не по одному разу. Вот они взяли и сидят с этой флешкой. То есть с той информацией, которую они получили 24-го числа, за 10 дней что они сделали? Ровным счетом ничего. Как они говорят: «Это секретная информация, чтоб вы их не спугнули». Хорошо. У нас у всех стоят охранные фирмы, которым та же полиция дает ориентировки. Почему ни у одной охранной фирмы нет этих ориентировок? УДСО это их подразделение. Они же доверяют своим людям. Ладно, они не дали нам. Тогда конечно встает вопрос: а как вы их ловить будете? Никак.

- Вы видели видео попытки нападения на «Оникс»?

- Да. Эти люди, которые были на «Ониксе», там высокий молодой человек есть, очень примечательный, у него очень специфическая внешность. Сдать его – просто. Увидишь раз и не забудешь. Полиция могла хотя бы разместить эти данные по ювелиркам.

- Пострадавшие от нападений пробовали составить фоторобот нападавших?

- Вы знаете, что ответил следователь на просьбу сделать фоторобот? «Он на меня похож? Нет. Так нефиг составлять фоторобот».  Этот человек, который был в «Ониксе», сейчас поехать и спросить хозяев, взяв у них эту видеосъемку… Показала девочкам на ограбленном магазине, эти люди были на ограбленном магазине 4-го числа. В этот же день с утра. Они конкретно помнят одного. Просто там один из них – это просто шедевр для запоминания.

- А как при просмотре видео продавцы и владельцы могут понять, кого подозревать?

- Когда люди заходят в ювелирный магазин, и стоят смотрят на потолки – это раз. И на вопрос продавцов, а это слышно на камеру: «Что вам показать? Что вам рассказать?» он говорит: «Ничего не надо». И продолжает рассматривать потолки. И это так на «Ониксе», это так в других магазинах. Вот сейчас интересно из других городов видео этих же людей. Я понимаю, что он может ходить по всем магазинам и выбирать украшения, но он смотрит не на прилавки. Что касается «Оникса», то магазин дал эту информацию 24-го, а полиция взять – взяла, но с 24-го они ничего с ней не сделали за 10 дней. Я себе сняла на видео то, как ребята выходят оттуда.  Есть еще видео от «Привата», но он не даст. Есть еще «Банк Россия», в который они тоже от скуки периодически заглядывают. А скорее всего не от скуки. Скорее всего они тоже заходили туда «пробивали». Там тоже бывает, что в какие-то дни несколько охранников, а в какой-то день один охранник. Вот поэтому они и приходят и смотрят за магазином не один день.  

- А что вообще говорят следователи по этому делу?

- Ничего. Их послали туда, не зная, зачем и почему. От нечего делать они зашли. Вот они сидят, два молодых парня: «У нас нет ничего, дайте нам что-нибудь». Но я не розыскная служба, я не могу дать что-нибудь. Чтоб дать что-нибудь, получается, надо самой расследовать это.

- Что касается пострадавших по всей стране, то это сети магазинов или отдельные предприниматели?

- Если говорить об ограблениях по всей Украине, то это в основном ЧП. Если говорить конкретно про «Золотой век», на данный момент всех удивляет только один вопрос. Ни в одном городе магазин «Золотого века» не пострадал. Охрана у них такая же, как и у нас.

- Есть какая-то информация об общей сумме украденного?

- Сейчас у ребят больше 200 килограмм золота. Это то, что мы можем «сплюсовать». А то, что мы не можем «сплюсовать».. Те люди, которые не озвучивают, что их ограбили… Тут стоит вопрос: украсть – это полбеды, а куда деть? Забирают только то, что на витринах. Скорее всего, что кто-то из них очень хорошо посвящен в сам бизнес. Они прекрасно знают, что хранилище днем пусто,  весь товар был на прилавке. Товар уносится в тот момент, когда охранник закрывает двери, они опускают жалюзи, открывается сейфовая, тогда девочки начинают заносить планшеты в сейфовую комнату. До этого момента, пока есть хоть один покупатель в магазине, этого никто не делает. То есть они прекрасно знают, что днем, когда работает магазин, весь товар лежит на прилавке.

- После нападений на магазины в николаевских «ювелирках» что-то изменилось в системе охраны?

- После 4-го декабря мы работаем по такой системе: при входе стоит охранник, если вы ему не понравитесь, то он вас не пустит, если понравитесь – пустит. Понимаете, чтобы мы не делали, мы этим всем добьемся того, что либо милиция будет находить наши трупы, либо трупы наших детей и родственников. Потому что у меня трое детей, любого из них забери с улицы, я открою любые двери, отключу сама сигнализации, я сделаю все, что угодно. Проблема не в нас, проблема в милиции. Мы живем, как в тюрьме. У нас дома решетки, сигнализации, камеры. На работе то же самое. Это ничего не дает. Проблема в этом.

Как только мы окончательно перекроем доступ к магазину, они пойдут другим путем. И вопрос тогда: что тогда будет делать милиция? И опять же, такие случаи по Украине уже есть, но о них никто не заявляет. Потому что никто не хочет получить труп. Потому что все уверены на 99%, что милиция не сделает ничего. А если и сделает, то ускорит это только гибель данного человека. Люди привозят выкуп и отдают и забирают родственников. Об этом просто не заявляется. Статья за похищение не рассматривается как тяжкое преступление. Тяжким оно становится, когда в результате кто-то погибает.

Я прошла это все: замки, решетки, сигнализации, супер-двери, но если к вам захотят прийти – к вам придут. Они откроют любые замки и вы откроете глаза, когда над вами уже будут стоять люди. Я переживала это дважды. Их не находили потом.  Одно дело, когда ты. А другое дело – дети. Мой сын полгода по ночам садился и говорил: «Я спать не буду, сейчас придут дяди в масках». Это уже другой вопрос. Ты сознательный взрослый человек, знаешь, на что ты идешь. То есть каждый из нас прекрасно понимает, каким бизнесом он занимается,  чем он рискует. Но другой вопрос – дети. Я же говорю, что если они захотят к вам прийти, то они придут. В те времена у меня было пять замков. Милиция взяла на экспертизу и они месяц мне доказывали, то замки открыты родными ключами, но это было не так. Просто если бы каждый делал свою работу правильно… Если милиция не будет делать ничего, то зачем она такая нужна.

- Что вы планируете делать дальше в сложившейся ситуации?

- Сейчас мы самоогранизовываемся. Это не выкладывается в общую сеть. Создается закрытая группа, где идет обсуждение. Каждый предлагает то, что может сделать он. Я понимаю, что на ребят в Украине уже объявили охоту. Но их в милицию никто не повезет, я вам даю 100%, если их найдут. Другой вопрос: что тогда милиция будет, когда она найдет трупы? Ели они также будут работать, то мы согласны, а если нет? Смешное в том, что если эти ребята сейчас зайдут в какой-нибудь магазин и им дадут нормальный отпор, то скорее всего, что это будет представлено таким образом, что полиция приехала на вызов, а обезумевший директор ювелирного магазина взял их с автоматом. Типа такого. Все же помнят ситуацию с полицией, когда они расстреляли друг друга. Это ведь к делу не пришьешь. Официально все было по-другому. Но основной вопрос: кто может выкупить такое количество украшений?

Почему на данный момент это не интересно следственному управлению? Они не ведут расследование, они не пошли в близлежащие магазины. Они никого не опросили. Я сама отправляла следователя на «Колос», в ювелирный магазин. Это вообще мыслимо?  А через сутки он приезжает ко мне и говорит: «Здрасьте, я за видео». Я на него смотрю и говорю: «За каким видео? Зачем? Почему вы приехали ко мне?» Он: «Ну, я за видео», Я говорю: «За каким видео?» Он: «Ну, вот, за видео». Я говорю, что я вчера все скинула. Он спрашивает: «На что?» я говорю: «На маленькую черную коробочку». Он такой достает и спрашивает: «Вот это?» Я говорю: «Ну, похоже, только еще в пленке была». Он: «А я пленку снял». Я говорю: «Дай коробочку». Подключаю к компьютеру и говорю: «Вот мое видео». Он: «Тю. А куда мне тогда надо было поехать за видео?» Я говорю: «Сутки назад на «Колос». Он говорит: «А куда там ехать? А к кому там идти? Что мне там делать?» Я следователю должна рассказывать это? «А мне его там дадут?», - он говорит.  То есть я должна позвонить договориться. Так? Наверное, у него есть удостоверение, наверное, он может составить запрос. Как минимум он должен уметь слушать, что ему говорят. А он даже не запоминает, куда ему надо поехать, за каким видео. Он опять приходит ко мне, потому что я по-хорошему к нему отнеслась. Я понимаю, что доброе слово и кошке приятно. Ну мы же не соревнуемся в любви и ласке.

- А украденное было как-то застраховано?

- Страховки у нас нет. Никто не возьмется страховать такую сумму. Вообще, по правилам, это было заведено раньше, когда у нас хорошо работала Пробирная палата Украины. Были определенные требования, когда для того, чтобы открыть ювелирный магазин необходимо было открыть лицензию. Чтоб получить лицензию, надо было соблюсти определенные требования, довольно высокие. И почему была охрана УДСО? Это государственная охрана. То есть не страховались ювелирные магазины, а у УДСО должна быть страховка и если они охраняют данный объект и на нем происходит что-либо, их страховая выплачивала им убыток. А они выплачивали нам. На данный момент у нас нет пробирной службы, нет лицензирования, нет ничего. Поэтому вопрос, в какую страховую фирму мне сходить, кому я нужна? Ну, может и кому-то нужна, но если они мне выставят даже 500 тысяч в год, я их не оплачу, потому что я такие деньги просто не заработаю.

- А как же частные страховые фирмы?

- Мы одно время обращались. Они на нас смотрят и говорят: «Ребят, вы из отряда сумасшедших?» Говорит: «Мы что, не знаем, где найти себе головную боль?» А почему они мне так говорят? Потому что они знают, что нас грабят с постоянной периодичностью. Но к этому уже надо привыкнуть. И выплачивать нам никому не интересно. Потому что выплатить это нереально.

- К вопросу о том, что украденное нужно сбыть. По вашему мнению это настолько нереально?

- Я говорю, что 200 килограмм это то, что можно доказать. А людей, которые отказываются обращаться в полицию процентов 70.  То есть у них где-то полтонны. Это уже бюджет маленького государства. Нападения ведь не только в Николаеве. Чтоб вы понимали, это происходит по всем областям. Полтора года назад они начали. Ни в одной области никто ничего не сделал. Было ранение охранника в Коростыне, вроде бы. В самом начале еще. Вот говорят, мол у них не было жертв. Да, у них не было  трупов,  но ранение охранника в Коростыне ранили. По первому времени они лупили витрины, опять же, были люди, обычные покупатели, которые были в магазине, и при битье витрин, они положили всех на пол, посыпались стекла, и женщину довольно сильно поранили. Порезало падающим стеклом. Они ее положили как-то возле шкафа. Такое тоже было. Возвращаясь к «Ониксу». На всех поразило, что полиция спросила: «А зачем вы нас вызывали? Вас же не ограбили». То есть вооруженные люди с автоматами – еще не причина. Они заехали на пешеходную зону, встали, совершенно себя нормально чувствовали. Даже на том же «Центральном рынке» люди сделали больше, чем сделала по прибытию полиция. Даже их разговоры, когда полиция приехала, надо было записывать – это перлы. «Ребят, вы там поосторожнее, у них там оружие».  В Кировограде, как мне рассказывали, нападавшие вообще достали гранатомет. Они просто достали гранатомет и показали, что могут пальнуть.  Осталось дождаться, чтоб к нам приехали на танке. Тогда будет совсем смешно. И это тоже не будет повод для розыска.

Мы научились решать свои проблемы сами давным-давно. Но понимаем с одной стороны, что помочь нам, в нашей стране, достаточно сложно. Но рано или поздно это приведет к очень печальным последствиям. Пострадать может и гражданское население. На данный момент многие «ювелирки» ставят автоматические двери. И рано или поздно ребят закроют в магазине вместе с продавцами. Тогда или они откроют огонь или наша полиция начнет освобождение заложников. Что хуже – большой-большой вопрос.

Над материалом работали Александра Ющишена и Виолетта Чех, специально для «Преступности.НЕТ»

Александра Ющишена-Вязникова



Оставить свои комментарии и высказать свое мнение Вы можете на странице «Преступности.НЕТ» в социальных сетях Facebook ВКонтакте


русскийпреступность