«Если захочет найти консенсус - будем искать»: Палько о взаимоотношениях с Сенкевичем и принципах работы департамента ЖКХ Николаева

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 7817 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(4690)   

Андрей Палько

Жилищно-коммунальная сфера в городе остается одной из самых проблемных, ведь именно она напрямую влияет на качество жизни каждого николаевца. Чиновники, работающие в этой отрасли, всегда находятся под особым шквалом критики и прицельным вниманием. Одним из них, конечно же, является директор департамента жилищно-коммунального хозяйства Николаевского городского совета Андрея Палько. Именно он был тем, кто стоял у истоков создания этого департамента в 2006 году, и, в целом уже более 15 лет как трудится в исполнительных органах николаевской мэрии. За это время он успел поработать с пятью градоначальниками и исполняющими его обязанности. На данный момент он фактически отстранен от управления департаментом ЖКХ, но юридически продолжает его возглавлять. Корреспонденты «Преступности.НЕТ» пообщались с чиновником, чтобы прояснить его статус в николаевской мэрии, деле «Копейки» и новой команде, которая взялась за руководство департаментом.

Также, в ходе общения были получены ответы на многие другие вопросы. В частности о проблемах освоения бюджетных денег, состоянии зеленых зон в городе, проектов реконструкции проспекта Центрального. Еще одной темой общения стали взаимоотношения Андрея Палько с нынешним городским головой Николаева Александром Сенкевичем. Помимо этого, Палько рассказал о «письмах счастья» от благотворительного фонда, которые городской голова просил распорядителей средств передавать подрядчикам. Именно через него, по словам директора департамента ЖКХ, оплачиваются статьи расходов на общегородские мероприятия, финансирование которых невозможно из «бюджетного кошелька» города.

«Меня отстранили с опозданием, без моего ведома и без уведомления»

Т.В.: В каком статусе на данный момент вы находитесь в департаменте ЖКХ?

– Для начала нужно прояснить, что меня отстранили с опозданием, без моего ведома и, что самое интересное, без уведомления. Это была самая первая нелогичная вещь и ошибка. Распоряжение было шестого апреля, а ознакомили меня с этим распоряжением десятого, тем самым уже нарушили процессуальные моменты. На основании чего было служебное расследование и для чего оно надо было, я думаю, что время покажет. В принципе, уже есть некоторые «понимания».

Т.В.: Объясните, что вы имеете в виду?

– Назначение нового заместителя мне, которое произошло изначально с нарушениями. Вообще, у меня было два заместителя, потом уже третьего добавили и четвертый планировался, но переиграли.

Служебная проверка прошла и своим распоряжением городской голова восстановил меня в должности с 1 июня. При этом, 1 июня отправил меня в отпуск.

«Я не хочу, чтобы ко мне приходили какие-то «гости» ночные или в чём-то меня обвиняли»

Т.В.: Принудительно отправил в отпуск?

– Не принудительно. У нас был разговор. Есть замечания и определенные желания по работе друг друга. Я ему (Сенкевичу, - ред) тоже самое сказал, у мене принцип работы такой, как был ранее, не очень устраивает. Я не хочу, чтобы ко мне приходили какие-то «гости» ночные или в чём-то меня обвиняли.

Т.В.: Вы считаете, что «гости», которые к вам приходили, это в том числе и благодаря мэру?

– Это принципы, которые были заложены на 15-17 годы. Когда было своеобразное  понимание распределения бюджета и порядок работы [...]. За период 16-17 года департамент ЖКХ, по сути, постоянно находился под ударами, как общественности, так и постоянных проверок. В разных комнатах находились силовые структуры. Они, по сути, не выходили из департамента. Это не очень приятно как для коллектива, так соответственно и для города. Поэтому мы, встречаясь с ним (с Сенкевичем, - ред.), в период моего отстранения, проговаривали, что есть какие-то ситуации, которые не должны быть и которые, соответственно, не устраивают меня. Были также замечания, о которых он говорил.

Т.В.: А разве мэр может повлиять на силовые структуры?

– На силовые структуры - нет, он не может повлиять. Но они естественно будут приходить, когда идёт обвинение в том, что департамент с кем-то в сговоре. С теми или иными людьми.

Т.В.: Вы говорите о заявлениях мэра, которые звучали в ваш адрес?

– Да, и не только. Как-то это не очень корректно, когда выкидывается какая-то негативная информация. Она оглашается, а потом, на основании этого, ко мне приходят проверки и начинается... Соответственно, кто получает от этого пользу? Город точно не получает. Человеческий ресурс перенаправляется на работу с этими силовыми структурами.

Потому что необходимо предоставить им место, предоставить им документы. Некоторые документы изымают на период проверки [...]. Департамент ЖКХ выступил первым инициатором, насколько я знаю, и на сегодняшний день единственным органом, который работает в системе ProZorro, начиная с 200 тысяч (другие структуры начинают с 1,5 миллиона.). Приказом по департаменту, ещё, по-моему, в феврале месяце.

Т.В.: Это вы о 2018 годе говорите? То, что рекомендовала Казакова, будучи исполняющей обязанности городского головы?

– Да. Она увидела инициативу нашего департамента и рекомендовала такой пример взять всем распорядителям. Такой приказ существует, чтобы не было никаких вопросов. Естественно, что такой момент тоже не всем нравится. Не всем по душе, потому что где-то у кого-то хороший товарищ - хороший исполнитель. Он может и умеет работать, но впоследствии мы имеем проблемы, так как оказывается, что не очень то он и хороший. Поэтому мы вот такую процедуру ввели. Почему с 200 тысяч? Потому что сфера ЖКХ она очень многогранна и очень много моментов возникает непредвиденных. Вдруг какое-то ЧП. В принципе, 200 тысяч позволяют устранить большинство аварий, которые возникают.

«После публичных отчетов, я не услышал, что департамент ЖКХ плохой, а руководство надо уволить»

Т.В.: Вот мэр говорил, что вы устали, это так?

– На протяжении многих лет у меня был максимальный отпуск порядка двух недель. И вот: два месяца отстранения, потом отпуск. Я думаю, этого более чем достаточно, чтобы отдохнуть, набраться сил и двигаться дальше. Но вопрос не в этом. Вопрос конечно же в  принципах работы [...]. У нас был дважды отчет публичный. Были представители общественности, журналисты, которые задавали вопросы. Я почему-то не услышал по результатам этого собрания, что департамент ЖКХ плохой, а руководство надо уволить.

Т.В.: Но у вас самый большой остаток неиспользованных бюджетных денег.

– Да, есть такое. Почему? Потому что департамент ЖКХ является самым крупным распорядителем средств в области строительства. Как я уже говорил, есть моменты связанные с тем, что не дают возможности работать и отвлекают [...]. Давайте вспомним 2016 год. Бюджет приняли в мае, а план работ утвердили в июле. Для работ, по сути, теплого времени года осталось три-четыре месяца. За эти несколько месяцев нужно было освоить весь бюджет департамента. Это около 600 миллионов гривен. В 2017 году бюджет был принят вовремя, в декабре месяце, но план работ утвердили в апреле. В июне месяце изменилась система градостроительных документов. Все кардинально поменялось. Соответственно, пока мы всё это перелопатили, мы опять потеряли время. [...]. На своём отчёте я говорил, что у нас остаток департамента - 82 миллиона. Из них, я показывал структуру, порядка 14 миллионов - это деньги, которые были неосвоенными, из-за ухудшения погодных условий, так как мы остановили ремонты дорог. Также 15 миллионов не израсходовали из-за недобросовестных подрядчиков, которые не выполнили вовремя свои договорные обязательства. Еще где-то порядка 5 миллионов - экономия средств. Порядка 42 миллионов - это были деньги, которые по каким-то причинам не смогли быть использованы. Среди этих причин - не вовремя успели с документами, получением декларации, поставкой материалов. Было бы неправильно говорить об освоении. Мы же говорим об эффективном освоении, а не просто о том, чтоб их «закапывать».

Т.В.: Вы не устали, вы сейчас находитесь в отпуске и планируете возвращаться к своим должностным обязанностям?

– По поводу возвращения к должностным обязанностям. Здесь есть вопрос, потому что городской голова уже назначил мне нового заместителя (Виталия Кузнецова, - ред.).

«На сегодняшний день много вопросов по управлению, которым руководит не Кузнецов, а компания»

Т.В.:  Какая история ваших взаимоотношений с Виталием Кузнецовым?

– Я его знал по КП «ЭЛУ-Автодорог». Как заместителя (директора КП «ЭЛУ-Автодорог», депутата Николаевского городского совета от «Самопомощи» Натальи Горбенко, - ред.). Сказать, что он готов на эту должность - он не готов. В моем понимании, для него это большое испытание и большой риск. Потому что не зная системы, не зная города досконально, идти на такую должность - довольно рисковое занятие. Сколько людей, столько и мнений  - мы хотим принимать решения быстро, оперативно, потому что за день сколько происходит - очень много вопросов, которые нужно решать. На сегодняшний день много вопросов по управлению, которым руководит не Кузнецов, а компания. Работают в тандеме. Для него самого неподъемно. Там Ермолаев, там Горбенко, там все пытаются…

Т.В.:  Команда Сенкевича пытается тянуть эту сферу?

– Да, в таком формате. Поймет, подтянется, дай-то Бог, если он сможет удержать всю систему и вникнуть. Но, мое мнение, что он пока слаб для такой системы. Говорят о том, что в городе было только два специалиста, которые разбираются  - это Гайдаржи и Палько. Почему? Потому что мы начинали с азов. Что Гайдаржи, что я начинали с малого. Я был специалистом второй категории - с низов. Гайдаржи был мастером, был в производственной сфере. Он тоже рос в этом плане и знал, что и к чему.

Когда с бухты-барахты попадаешь на эту должность, в которой более 30 предприятий, тысячи людей, тысячи сетей и сотни миллионов гривен, то для человека, который этого не знает, сложно сориентироваться и принять решение. И очень печально, что вместо того, чтобы найти понимание и начать сплачивать людей, работающих в департаменте, начинают звучать разные тематики, что работники саботируют и тому подобное. Это неприятно и некорректно по отношению к людям, которые там работают. Говорится, что все руководство пошло в отпуск вслед за Палько. Они что, не люди? Палько отстранили - на Осецкую скинули бремя департамента. Она, бедная, тянула эту лямку, там и приезд Президента и куча вопросов. И по большому счету, человек был в прединсультном состоянии и попросил неделю, чтобы отдохнуть. Сказали, что саботирует (Осецкая - ред.). Я считаю, не очень корректно. Тот же Корчагов. Он ушел на две недели в отпуск. Есть график, который составлен ещё в прошлом году. Человек что-то планировал с семьей. Получается, что надо бросить семью и планы, чтобы не говорилось такое? Я думаю, это неправильно и некорректно. Там работает очень много грамотных людей и с ними надо находить какое-то понимание и сплачивать их вокруг себя, а не обвинять их во всех тяжких и говорить, что за свою зарплату мизерную они что-то саботируют.

«За период 2016-2017 годов, мне в Департамент назначили до 10 человек»

Т.В.:  Сенкевич говорил, что не видит вас в этой должности.

– Я, честно говоря, в таком формате работать, в котором работал, да и в котором предлагается, не вижу себя. Поэтому, мы когда общались с ним (Сенкевичем - ред.), мы договаривались, что я возьму отпуск, для себя решу и он для себя решит, будем ли мы работать. Если будем, то как мы будем работать, потому что я несу ответственность, как за себя, так и за тех людей, с которыми я работаю. Я не хочу подводить людей, с которыми работаю [...]. Он тоже для себя должен определиться, получается ли у него без меня, и получается ли у того человека, которого он назначил. Определиться, сможет ли он удержать систему ЖКХ.

По акту служебного расследования говорится, что люди выполняли работу непрофессионально и ненадлежащим образом, а Палько виноват. При этом не задается вопрос, почему там ничего не указано о тех людях, которых не я назначал за период 2016-2017 годов. Мне назначили до 10 человек.

Т.В.:  Назовите фамилии.

– Репин, Брижатый, Сластихина, Мадотян, Попович, Михайлец... Кстати она (Михайлец - прим.) - единственный профессионал, которого назначили мне. Правда, она потом сама ушла. По положению департамента, назначение мне заместителей идет от городского головы. Тут уже не зависит от моего желания или нежелания. Городской голова назначает заместителей даже со мной не посоветовавшись. В конечном итоге, приходится выполнять свою работу и присматривать за ними, чтоб они не наломали дров.

Т.В.:  Вы говорили о 15-ти миллионах неосвоенных подрядчиками денег. Мы бы хотели узнать о тех подрядчиках, которых нанимает департамент. Это те работы, которые идут по «допорогам» в ProZorro. Как вы их выбираете? Говорят, что есть какой-то сговор и работа ведется только с определенными людьми.

– В соответствии с моим приказом даже при «допороге» делается запрос ценовых предложений. Должно быть минимум три предложения по цене. Естественно, обращаемся к компаниям, которые мы знаем, чтобы получить их предложения. Потом департамент выбирает того, кто дает более выгодное предложение. Другое понимание: есть опыт. Вот взять вашу работу - журналиста. Мне учить вас в каком стиле писать, что писать? Это будет некорректно. Я работаю порядка 15 лет и начинал с малого. Очень много фирм, с которыми мы перестали работать, потому что они вели себя не очень культурно и адекватно. Некоторые зарекомендовали себя положительно, мы продолжаем с ними работать. Появляются новые, идет мониторинг и определение в качестве. Сфера ЖКХ является животрепещущей и иногда случается ЧП, надо ехать и срочно делать. Есть понимание - этот имеет базу, людей, умеет делать и имеется оборотный состав, чтобы сделать с отсрочкой платежа. Этих людей нужно уважать.

Т.В.:  Вы лично принимаете решения по таким подрядчикам?

– Когда был начальником управления (управления жилищного хозяйства департамента ЖКХ, - ред.) - да. Когда стал директором департамента, то эта функция перешла  на зама. Это профиль замов по направлениям, их работа. Они общаются, понимают, кто как работает, кто филонит, кто, закатав рукава, летит и делает работу.

«Депутата привлечь к ответственности или за что-то «возбудить» дело - практически нереально»

Т.В.:  Расскажите о «деле Копейки». Какой у вас статус в нем и какое отношение к этому делу вы имеете?

– Из той информации, что я знаю, то думаю, здесь статус однозначно только «политический». Это моё личное убеждение. Почему? Потому что, если брать с логической точки зрения, то депутата привлечь к ответственности или за что-то «возбудить» дело практически нереально. Нет там ни зарплаты, не какого-то графика работы... Единственное - это протокол о коррупционном правонарушении.

Есть эффективный метод, который есть в законодательстве - притянуть в лице ОПГ (организованной преступной группировки - ред.). Для этого что необходимо? Нужен подрядчик, нужен организатор и нужен чиновник. Я думаю, что для этих целей и было обозначено. Притянули сюда и меня, и Копейку, и подрядчика [...]. Но, на самом деле, есть подрядчик и есть заказчик. Если подрядчик выполнил работу некачественно или где-то схитрил, а заказчик не досмотрел, то есть вина подрядчика и есть вина заказчика. В рамках вот этих разбирательств принимается решение. По такому принципу, по сути, можно обвинить любого депутата. Любой депутат на округе естественно контролируют процесс работы. Он естественно знает подрядчика, потому что он с ним общается и он хочет, чтобы люди тоже знали, что это делается и с его участием [...].

Ю.А.: Какой у вас статус в этом деле?

– Меня вызвали один раз (задумался, - ред.). Вопросы, которые задавали, я вам, честно говоря, скажу, просто-напросто какие-то несуразные. Там был один вопрос, если я правильно скажу, что-то типа: «Ваше отношение к организации преступной группировки Копейки?». Тут уже как бы и следствие, и причина, и приговор. Я тут же говорю следователю: «Вы уже осудили и прямым текстом в вопросе сказали, что человек виновен и он - организатор ОПГ».  Ну вот, один раз только меня приглашали. Я дал свои показания.

Т.В.:  Когда это было?

– Это было где-то, наверное, в марте месяце.

Т.В.:  Сколько сотрудников департамента проходит по каким-либо делам и в каких статусах, можете их назвать?

– Я знаю о трех сотрудниках департамента, которые проходят как лица обвинительного приговора. Два сотрудника по делу еще 2014 или 2015 года. И одному вручили подозрение во время моего отстранения.

Т.В.:  А с какими обоснованиями к вам приходили с обысками по «делу Копейки»?

– Провели обыски. Судя по их поведению, им нужно было просто «поставить галочку» для того, чтобы процессуальная норма была. Провели обыски у всех, кто был обозначен в решение суда [...]. Что искали, я так и не понял. Изъяли все три телефона - мой, жены и дочери. Вот мне интересно, какой вообще интерес может быть в телефоне ребенка? Это вообще просто нонсенс, но взяли, изъяли и только неделю как эти телефоны вернули. Тем более, ребенку стукнуло 18 лет. Она поступила на первый курс в юридическую академию и мы с супругой подарили ей на день рождения телефон. Это, конечно, была трагедия для нее.

Ю.А.: А вы обращались правоохранительные органы? Выясняли, по какой причине изъяли этот телефон?

– Конечно. В середине июня судом обязали их вернуть. Процессуально, если есть улики или вещдоки (вещественные доказательства - ред.) в телефонах, то они проводят экспертизу, если ли там еще что-то полезное. Они с этих телефонов берут эту «полезную информацию» и фиксируют, ну а сама техника им потом уже неинтересна [...]. Причём, экспертизу не проводили до апреля месяца, а обыск прошел в январе. Через 3 месяца только решили провести экспертизу и это только, наверное, потому, что была наша жалоба в суд на возврат техники, а они тогда ходатайствовали, что не провели экспертизу.

«Если не будут приняты мои аргументы по акту служебной проверки, то, естественно, я готов буду судиться»

Т.В.: Вернемся к акту вашего отстранения. Вы говорили, что там были найдены ошибки. Вы собираетесь как-то судиться, требовать какую-то моральную компенсацию?

– За период моего отсутствия мне выплатили среднемесячную заработную плату. Касательно самого акта, он на 74 страницах и там порядка 17 вопросов. По этим вопросам проведена была служебная проверка и выдано заключение [...]. Тем более, это не касалось меня, это касалось работы департамента. Мне нужна будет информация, которая находится в департаменте для того, чтобы я мог дать соответствующие комментарий с оценками. Предварительно могу сказать, что проверка проведена однобоко и с определенным умыслом. После выхода из отпуска я должен буду предоставить соответствующие пояснения по этому акту. Если не будут приняты мои аргументы, как таковые,  то, естественно, я готов буду судиться.

Т.В.: Когда секретарь городского совета была в статусе временно исполняющий обязанности городского головы, она проводила рабочую встречу в парке Победы. В том числе поднимался вопрос по так называемому проекту «Трасса здоровья». После этой встречи она дала ряд заданий, также обсуждались задачи относительно возрождения коммунального предприятия «Парки». Потом, как известно, поменялся политический ландшафт. Что сейчас вообще с этими вопросами?

– На сегодняшний день, насколько я знаю, вопрос этот ушел на задворки. Те мысли и те идеи, которые тогда рассматривались вместе с Татьяной Викторовной, - это был не единственный момент, который проговаривался. Был обозначен ряд принципиальных вопросов, которые планировали сделать в этом году. Насколько я знаю, все эти проекты на сегодняшний день нивелированы и полностью изменён вектор по всем этим объектам. Если раньше мы говорили о парке Победы, то сейчас речь идет о Соборной площади. Если раньше мы говорили о магистральных кольцах города, то сейчас это нивелировано на «Сердце города», ну и так далее.

Т.В.: Что с деньгами на эти объекты?

– Деньги идут на статьи. Там идёт статья, связанная с ремонтом зелёных зон. Там не указан конкретный объект. Поэтому данный вопрос пересматривается и корректируется путем принятия соответствующего решения городского головы и согласовании с плановой бюджетной комиссией. Отдельно какого-то решения сессии тут не надо.

Т.В.: В 2016 году были заказаны и проекты реконструкции проспекта Центрального. Какова их судьба?

– Это дорогостоящий и объемный проект по центральной улице. Он был разбит на три очереди: очередь от проспекта Богоявленского до Садовой, от Садовой до Пушкинской и от Пушкинской до Карпенко. Первый участок был спроектирован и он у нас уже был «на выходе«, но поступил ряд замечаний от городского головы и со стороны «Водоканала». По этой части бульвара проходит аварийный водопровод, который необходимо заменить для того, чтобы потом по-современному обеспечить автоматическим поливом. Эти моменты были направлены на корректировку. Когда я уходил, он должен был быть где-то на выходе. Там была готовность проекта порядка 99 процентов.

Т.В.:  В прошлом году ваш подчиненный Корчагов презентовал несколько проектов зеленых зон, которые есть у департамента. Почему за последние три года никаких значительных изменений в зеленых зонах города не произошло?

– Есть проекты, есть деньги, но только не на тех статьях, на которые хотелось. Здесь опять вопрос стоит о приоритетах - какие приоритеты выбирает городская власть [...]. В этом году на эти цели не выделялись деньги. В прошлом году были выделены деньги на сквер «Солдата» в Варваровке и деньги на освещение Флотского бульвара. Существенно готовые проекты - это Комсомольский сквер, Каскадный сквер, Шевченко, сквер возле университета Адмирала Макарова на Бузника. Эти проекты готовые, но, к сожалению, на них не было выделено денег. На данный момент, было принято решение депутатским корпусом, что есть более насущные вопросы. Это крыши и внутриквартальные проезды. На эти цели были направлены средства. В этом году было выделено порядка 7 миллионов для магистральных колец. Были деньги изначально и на парк «Победы», но сейчас уже всё в подвешенном состоянии. Поэтому, если будут выделены деньги на эти парки, я думаю, что мы сможем что-то сделать.

Вы видите, как сейчас бюджетный процесс происходит. Если мы говорим, что в декабре была сессия и был принят бюджет, то за план работы департамента голосовали в апреле. Это процентов на 90. У нас направление по ОСМД (объединение совладельцев многоквартирного дома - ред.) и по светофорам не было согласовано плановой бюджетной комиссией. На сегодня, насколько я знаю, несогласованно и выделение денег по остаткам прошлого года. До сих пор не произошло, потому что опять идет возня, связанная с объектами [...]. Нужно садиться за стол переговоров, надо доказывать, показывать, почему этот объект надо делать, а другой может подождать.

Т.В.:  Кто должен сидеть за этим столом переговоров?

– В данном случае, концептуально конечно же, это прерогатива городского головы [...]. Это не должно быть со стороны исполнительных органов.

«Мне кажется, что очень много сейчас попыток повлиять на Александра Фёдоровича со стороны его близких и соратников, и не в лучшую сторону»

Т.В.:  Вы работали уже со многими городскими головами Николаева. С кем тяжелее, с кем проще? Можете охарактеризовать каждого и ваше взаимодействие с ними?

–  У меня есть опыт работы с пятью городскими головами и с исполняющими обязанности. Каждый из них очень полезный и уникальный. Если брать Владимира Дмитриевича Чайку, то у меня тоже с ним были конфликты, недопонимание в каких-то моментах. Несмотря на это, я его очень уважал и уважаю. Это человек, который действительно мог найти доводы и доказать необходимость. Он знал и понимал город. Его нельзя было где-то в чём-то обмануть или где-то что-то сказать, как-то перекрутить. Если есть проблема, то он знал [...].  Когда к нему приходил тот или иной чиновник и говорил о проблеме, то он по сути с первых слов понимал, о чём речь. Это опыт человека знающего и любящего город, понимающего и разбирающегося в этих всех отраслях. Коренюгин тоже самое, он не настолько знал город, но это был человек ещё той старой формации. Человек слова, когда он сказал, поставил задачу, ее выполнил, дал отчет. Очень конкретный и последовательный. Юрий Исаевич Гранатуров тоже. У меня с ним были определенные конфликтные ситуации и шероховатости, но это никак не влияло на профессиональную деятельность. Если надо было для работы, у нас не было никаких моментов. Работа отдельно, а наши отношения отдельно. Он ставил задачу, она выполнялась. Татьяна Викторовна - тоже полезный опыт и по своеобразному интересный. Татьяна Викторовна ориентируется на людей-профессионалов своего дела и  ее не интересовали подробности. Есть идея, есть цель, а как ты это сделаешь, это твоя работа, твоя задача. Тебя наняли для того, чтобы ты это решил [...].

С Александром Федоровичем… Ну, у него ситуация совсем другая. К сожалению, где-то может в силу возраста, или где-то как-то он неожиданно, может даже сам для себя, попал в эту систему [...]. Поэтому, когда он пришёл, для него это было естественно тоже где-то всё как-то по-новому, но, на сегодняшний день, мне кажется, ему не хватает опыта в рамках управления городом для нахождения консенсуса и нахождения каких-то приоритетов и последовательности. У нас очень сильный депутатский корпус, есть очень много мастодонтов, которые прожили всю жизнь. Они прекрасно понимают систему управления [...]. Они тоже знают проблематику города и надо считаться с их мнением [...]. Почему получается в других городах? Потому что садятся за стол переговоров и, как бы тяжело не было как бы не было неприятно, но нужно находить  консенсус, а также выбирать приоритетные цели и задачи [...]. Мне кажется, что очень много сейчас попыток повлиять на Александра Фёдоровича со стороны его близких и соратников, и не в лучшую сторону.

Ю.А.: Кого вы имеете в виду?

– Например, его однопартийцы.  Я говорю о Панченко, об Апанасенко, в свое время. Прочих. У нас было много споров по этим людям и там ещё по ряду людей [...].  Когда было назначение той же самой Ткач (экс-директор КП «Центр защиты животных» - ред.). Когда мы посмотрели на ее работу, то у нас были серьезные споры с городским головой в отношении того, зачем нужен человек, который не занимается целью уменьшения животных [...]. Такие советчики или соратники, мне кажется, ведут его (Сенкевича, - ред.) не в ту стезю.

«Невозможно просто прийти и умертвить всех собак»

Ю.А.: Вот вы говорили о директоре КП «Центр защиты животных», а какое ваше личное мнение о проблеме бродячих животных в городе  и как ее можно решить?

– Нужно подходить к этому вопросу комплексно. Мы много раз встречались с бывшим руководителем данного предприятия и с новым руководителем уже успели пообщаться. Необходимо эту работу проводить комплексно. Невозможно просто прийти и умертвить всех собак [...]. Например, мы говорим о том, чтобы сделать приют и всех животных, которые в городе, перевести в приют. Но, во-первых, это колоссальные деньги для городского бюджета, а, во-вторых, будет ли это лучше для животных в том плане, что они будут жить в клетке на протяжении многих лет. В моем понимании нет. Вопрос сильно затянулся и уже давным-давно должно было быть принято окончательное решение. Или ОСВ, или применение эвтаназии или приют, или какой-то гибрид...

Разговаривая о проблеме бродячих животных, наш собеседник затронул вопрос стоимости содержания их в приютах. Позже разговор зашел о том, что «бюджетный» кошелек Николаева в рамках децентрализации существенно пополнился, но эта волна уже пошла на спад. При этом, Палько отмечает, что при предыдущих городских головах, департамент имел минимум финансирования, а город не использовал возможности финансовой децентрализации в полной мере.

Т.В.:  Так, может это вы, как управленец, не использовали возможности финансовой децентрализации и это ваш личный провал как руководителя департамента?

– Я не считаю, что это мой личный провал и что я что-то не сделал. Не спорю о том, что в каких-то моментах были очень сильные перепалки с депутатским корпусом и с городским головой, для того, чтобы вытянуть сложные моменты. Но я, как руководитель департамента ЖКХ, в первую очередь, должен показывать проблемные зоны, не красоту. Я должен, в первую очередь, думать о безопасности [...]. Мы полностью изменили систему, связанную с зимним содержанием дорог. Мне попалась, когда я был еще и.о., первая сложная зима. Я это направление вёл в жилищном управлении и надо было потом полностью всю систему прохождения зимы пересмотреть. То реагентов нормальных не хватало, техники не было нормальной. Мы сумели убедить депутатский корпус в необходимости приобретения техники. [...]. Два года мы наблюдаем, что система реально улучшилось в этом плане.

Поставили счётчики тепла. Мы понимаем, какие тарифы. Необходимо эту работу довести до логического завершения. Провели мероприятия, чтоб наш полигон твердых бытовых отходов не закрыли и он получил лицензию. Вот начали процедуру переведения общежитий на прямое абонирование. К сожалению, эта проблема тоже немного нивелирована. Мы встречались с руководителям «Облэнерго» и отрабатывали план мероприятий, чтобы до 1 декабря перевести все общежития на прямое абонирование [...]. Насколько я понимаю, мы потеряли больше двух месяцев и не успеем к первому декабря сделать весь объем работ, даже если деньги будут выделены. На эти цели мы предлагали перераспределить деньги со счетчиков газа, учитывая изменения в законодательстве. Там было порядка 30 миллионов для того, чтобы было это быстрее через заседание исполкома. В изначальном предложении было перенаправить порядка 10 миллионов на прямое абонирование. При моем руководстве мы привлекли три проектные организации вместе с «Облэнерго« и обследовали все общежития, которые у нас есть. Также определили, какая сумма затрат нужна, как уменьшить эти затраты. Договорились с «Облэнерго» о том, чтоб они нам поставили проверенные, хорошие счетчики по низкой цене и где-то пошли на уступки [...]. Но, после моего отстранения, эти совещания прекратились, а предложения в решении исполкома были исключены. На мои доводы в отношении этого Ермолаев (Директор департамента внутреннего финансового контроля надзора и противодействия коррупции Андрей Ермолаев, - ред.) ответил: «Там есть депутаты, пусть думают». Поэтому, я считаю, что это не очень правильный подход. Это городская программа и проблема тысячи людей, которые могут попасть просто-напросто в большой просак, потому что с 1 декабря меняется законодательная база [...].

Из положительного, мы начали процедуру, связанную с экономией электроэнергии. Внедрение LED освещения. В этом году мы хотели заменить полностью на LED освещение проспект Центральный и проспект Мира, но, к сожалению, и эта идея тоже была снивелирована [...]. На сегодняшний день город платит порядка 30 миллионов только за электроэнергию  на наружное освещение. Сумма эта довольно немаленькая, учитывая подорожание постоянное электроэнергии. Замена таких ламп может дать существенную экономию.

Ю.А.: На «бюджетных отчетах« заместителей было очень интересно вас послушать в сфере инноваций. Туда вы внесли такие вопросы, как починка лифтов, холодная разметка и несколько вещей, которые давно ходовые, и их, по сути, нельзя назвать инновацией. Считаете ли вы сейчас их инновацией? И холодная разметка: вы как-то раз назвали её «вечной», но она стирается, накладывают новую и неизвестно сколько она ещё пролежит.

– Может, я где-то оговорился. Вечного ничего нет, всё имеет свой срок. Но что положительно - разметка холодным пластиком намного более долговечна, чем обычная. Ещё до своего отстранения, мы провели закупку, я встречался с директором нашего предприятия, мы говорили о том, чтобы изменить подход к нанесению разметки, заменить краску, изучить варианты более качественной и серьезной краски. В этом году она другого образца, посмотрим, как она сработает. По крайней мере, заявлено, что она более долговечна. Посмотрим, как она будет себя проявлять, тем более, что мы закупили машинки для нанесения разметки. Я думаю, что такую тенденцию нужно продолжать.

Я думаю, что нужно закупить оборудование для нанесения холодного пластика и работать силами нашего коммунального предприятия. Постоянное нанесение будет дороже, чем обновить и где-то освежить. А не заказывать работы в иногородних компаниях и надеяться на их добропорядочность, что в случае нарушения качества они придут и переделают.

Ю.А.: Считаете ли вы правильным это внедрять, учитывая, что в городе проезжая часть не убирается. Идея хорошая, но не думаете ли вы, что слишком рано?

– Нет, не считаю. Если вы обратили внимание, то ещё до своего отстранения мы успели провести торги и получить финансирование на уборку прибордюрных зеленых зон. Она проводится уже второй год. За время эксплуатации дорог зимой, когда выбрасывался снег с песком наверх, или при ручной уборке, когда мусор выбрасывался на обочину, вместо того,  чтобы кинуть в какой-то ковш, и появлялись эти бугры на бордюрах. Была важная идея от Александра Федоровича об уборке этих бугров. И мы начали это и продолжаем эту задачку. Эти бугры убрать, чтобы не стекала грязь на дороги. Это также развитие механизированной уборки улиц. Она у нас есть, но слабая. В прошлом году Ингульский район не убирался, потому что были проиграны торги, из-за чего механизированной уборки не было. И район был очень грязный. За последних два года сделали так, чтобы вода быстрее уходила после осадков в ливнеприемники. Дальше, после того как будут очищены эти бордюры, можно будет продолжать работы по так называемой технической полосе. Для того, чтобы не появлялись эти навалы земли, чтобы где-то не стекало - сделать 50 сантиметров технической полосы. Это даст возможность проводить уборку дороги. И это даст свой результат.

Ю.А.: А лифты?

– Лифты отслужили свой срок и нуждаются в модернизации. Порядка 80% отслужили свой срок. Мы прорабатывали варианты, что делать: ремонт, модернизацию или замену. Замена слишком дорого обходится - порядка 600 тысяч гривен за один. Дорого, долго. Есть модернизация - она дешевле, 200-250 тысяч. Она позволит увеличить срок эксплуатации на 12-18 лет. Послеэкспертный ремонт самый простой, но увеличит срок эксплуатации на 4 года. Но учитывая, что лифтов много, лучше затраты на ремонт делать в рамках модернизации. Там где небольшие замечания, то можно ремонт делать. Поэтому, к каждому лифту нужно подходить отдельно. Естественно, надо и эстетику делать. Потому что зайти в наш лифт - это печально. Тоже перед своим отстранением я дал поручение отработать сигнализацию по компаниям, потому что были случаи воровства. Сигнализация уже есть, она готова, стоимость полторы-две тысячи гривен на лифт. Будет ли она внедрена - мне тяжело сказать.

Т.В.: Сенкевич говорил, что видит вас директором какого-то коммунального предприятия, например, КП «Николаевоблтеплоэнерго«. Вы бы согласились, пошли, или ещё не всё сделано на должности директора департамента?

– Я себя не рассматриваю на КП. У меня есть хороший пример, когда мой коллега был назначен директором «Водоканала» и буквально через месяц ему «впарили« уголовное дело. Поэтому, я не хочу такой самоучасти, чтобы где-то потом получить такой «нежданчик». Если будем работать, то будем, если нет, так нет. Я не держусь за эту должность, я могу уйти, если есть необходимость и человек, который сможет удерживать сферу и дать ей какой-то положительный толчок.

Ю.А.: Вы видите такого человека?

– Пока такого человека нет. По крайней мере, назначенный человек не тянет на эту должность.

Т.В.: Вы 15 лет работаете в органах местного самоуправления. Самая большая сумма взятки, которую Вам предлагали? И за что?

– Ну, звучать – звучало, но я в эти моменты отказывался. Желающие были, приходили, но я старался сразу показывать, что я с такими людьми не собираюсь работать и не хочу. Те, кто меня знают, знают, что в этом формате я не заинтересован. И, как я уже говорил, я хочу, чтобы моя семья спала спокойно. Тем более, что, и зарплаты нормальные. Конечно, хотелось бы лучше, нет предела совершенству. Но, если брать риски и какие-то перспективы, то, извините, но лучше синица в руках, чем журавль в небе. Поэтому те, кто меня знают, прекрасно понимают, что для меня главное - качественно и безопасно. И если человек эти понятия отрабатывает, то мне тогда с этим человеком комфортно работать.

Ю.А.: Не поступали ли вам после вашего отстранения предложения из других городов по работе?

– Из других городов пока не поступало. Но, пока еще, я так понимаю, многие думают, что будет найден консенсус между мной и Сенкевичем.

«Меня не устраивают назначенные люди в департамент»

Т.В.: Вы хотите быть в команде Сенкевича?

– На данный момент - нет. Потому что если работать, то мы должны слышать друг друга. Есть моменты, которые меня не устраивают. Меня не устраивают назначенные люди в департамент, которые при этом особо ничего не делают, которые выполняют функцию подстрекателей, которые ходят и вносят смуту в коллектив и распространяют какие-то сплетни [...]. У него (Александра Сенкевича - ред.) есть определенные пожелания . Он тоже хочет видеть немного другой формат работы. Но, я думаю, что, если есть такое желание, то можно найти консенсус. На данный момент его у нас нету [...]. Департамент ЖКХ всегда работал под задачами руководителя города, городского головы.

Т.В.: Как же профильный вице-мэр?

– Мое убеждение, что было неправильно разделить должность профильного вице-мэра и директора департамента. Вот мы увидели опыт работы с Мкртчяном. Как бы там не было, он занимался другой отраслью. ЖКХ он знал постольку-поскольку.

Т.В.: Какую проблему вы считаете самой срочной?

– Сейчас я считаю основным вопросом для города своевременную подготовку к осенне-зимнему периоду. Она в себе включает гидравлику тепловых сетей, это проверка котельных, это проведение работы по электрической части, по резервной подпитке, по модернизации, по переключению, по выявлению проблемных точек и ремонта тех сетей. То есть, это те вопросы, которые связаны с с подготовкой города к отопительному сезону. По большому счету, людям будет по барабану на все остальное, если у тебя дома холодно в декабре [...]. Вторым очень важным вопросом остается переведение общежитий на прямое абонирование. Ну, и,естественно, отсутствие мест для захоронения, деятельность полигона твердых бытовых отходов, мосты. Это вопросы, которые не годятся для пиара, но нерешение их поставит город в ступор. Вообще, проблем много и их нужно решать целенаправлено и предметно, находя консенсус и приоритетность.

Т.В.: Когда заканчивается ваш отпуск?

– Заканчивается он где-то в конце июля начале августа. Заканчивается отпуск, я выхожу на работу, и, соответственно, я должен буду дать опровержения на акт служебного расследования. И тогда мы пообщаемся с мэром и будет понятно - да-да, нет-нет [...]. Если он говорит, что, все-таки, он не видит работу со мной - я напишу заявление. А если захочет найти консенсус - будем искать консенсус. Я готов и к тому, и другому.

Т.В.: Есть ли что-то, о чем вы хотите рассказать дополнительно, о чем мы не спросили у вас?

– Я думаю, что мы и так очень много моментов обсудили за сегодня. Единственное, что можно сказать - не надо говорить хорошо или плохо о работниках тех или иных публично. Я думаю, что это некорректно, для этого можно вызвать в кабинет, провести какую-то аппаратку.  Мы помним негативный эффект от высказывания Юрия Гранатурова, который сказал, что половину горисполкома уволит. Это сработало негативно на его выборных показателях. Люди, которые работают не только в ЖКХ, но и в других сферах, они же тоже люди. Я прекрасно знаю многих работников горисполкома, которые днюют и ночуют на работе, тянут эту лямку, которые каждую пятницу хотят написать заявление об уходе, потому что их все достало. Некоторые хотят написать заявление каждый день, потому что ты приходишь домой и понимаешь, что ты вроде как стараешься, делаешь, а в твою сторону что-то звучит и тебя ругают [...]. Мы же раньше были и призерами по благоустройству, и занимали первенство в рамках развития предпринимательства.

 «Сфера ЖКХ всегда была точкой для пиара»

Т.В.: Что же изменилось с тех пор?

– Это вопрос консолидации - почему у других городов получается, а у нас нет? Чем мы хуже? До выборов остается не так много и, понятное дело, что каждая политическая сила сейчас будет раскручивать свой пиар, мол, мы хорошие, а те плохие. Где-то будут моменты, будут бить по больным местам - сфера ЖКХ всегда была им и точкой для пиара. Но политические ситуации должны быть в стороне, а  развитие города в приоритете.

«Бизнес готов участвовать в развитии социальных проектов, но на прозрачных условиях»

Т.В.: Скучаете по временам Чайки?

– Нет. Каждое время дает свой плюс и свой минус. Я за это время рос, развивался, менялось понимание, видение. При Чайке были одни возможности, при Сенкевиче другие [...]. Нужно искать какие-то точки соприкосновения с бизнесом. Ведь мы тоже встречались с представителями хозяйственных комплексов, они готовы участвовать в развитии каких-то социальных проектов. Но прозрачных проектов, когда ты понимаешь что вкладываешь и куда вкладываешь. Когда звучит вопрос, что предприниматель такой-то всего-навсего на День города тысячу гривен дал... Понятное дело, что он дал, потому, что он не знал, куда эти деньги идут. Когда мы обратились, говорим, мол, купи эту фигуру, оплати что-то. Без каких-то там фондов, без каких-то не было чиновников, без ничего. Есть представитель группы, компании какой-то, есть вот такая хорошая идея, а сколько вы договоритесь, то ваше дело. Вот когда это идет на прямую, тогда  у бизнеса есть понимание и желание, а не когда такое идет «через что-то непонятное»...

Т.В.: Вы имеете в виду, так называемый, фонд мэра? Речь идет об общественной организации «Фонд сталого розвитку Миколаєва»?

– Да, было такое.

Т.В.: Расскажите больше про этот фонд. Как происходит коммуникация, как предпринимателей склоняют пополнять его счет. Вот все что знаете по этому вопросу.

– Я особо не знаю. Знаю, что этот фонд обращался на предприятия, к бизнесу. Они рассылали письма с  прошением оказать какую-то помощь на День города и на какое-то другое мероприятие и тогда, вроде как с этого фонда, оплачивалось.

Т.В.: Привоз звезд?

– Да и где-то там какие-то мероприятия концертные, которые не всегда можно оплатить за счет бюджета. Вот допустим того же самого артиста, который стоит больших денег из бюджета невозможно будет оплатить. Поэтому вот такие, как говориться «письма счастья» рассылались. Кто-то откликался, а кто-то не откликался. С руководителем этого фонда я не разу не виделся. Письма давались нам как распорядителям, он (Александр Сенкевич, - ред.) нам говорил: «Раздайте эти письма».

Т.В.: То есть, чтобы вы раздавали письма подрядчикам с которыми вы работаете?

– Да.

Т.В.: Это лично Александр Федорович вам давал такое поручение?

– Да. Ну не только мне. Это давалась главным распорядителям для того, чтобы можно было обратиться к этим предпринимателям и, как говорится, оказать помощь для проведения тех или иных мероприятий.

«Я не виделся ни с руководителем «Дорлидера», ни с Титовым»

Т.В.: Знакомы ли вы с Михаилом Титовым. Как дело «Мультика» повлияло на работу департамента?

– Никак не повлияло. Я с ним ни разу не виделся и с ним не знаком.

Т.В.: А те фирмы, которые связывают с ним, они в том числе получали подряды от департамента?

– Ну какие фирмы связаны? Говорят «Дорлидер», но они работают по всей Украине и как бы там ни было, «Дорлидер» показал свое мастерство в работах по городу. Ведь у нас, по сути, не было фирм в дорожном строительстве города. У нас была только одна фирма по сути, это «Николаевавтодор». Когда пришел «Дорлидер» на рынок Николаева - это был совсем другой эффект и это дало возможность подтянуться «Николаевавтодору» в качестве. Потому что когда я стал руководителем, то были замечания со стороны Сенкевича, и с моей стороны, и мы поменяли подходы к дорожному строительству. Если раньше меняли покрытие и все, то сейчас если ремонтируется, то меняются и люки, поднимаются на нужный уровень ливневки, подбираем тип асфальтобетона под каждую дорогу.  Если говорить по проспекту Центральному, то мы делали его из более дорогостоящего асфальта, понимая, что там идет нагрузка из-за большого потока машин. На тот момент только «Дорлидер» мог это сделать. Насколько там было влияние Титова на «Дорлидер», я не знаю. Я, честно говоря, не виделся ни с руководителем «Дорлидера», ни с Титовым.

Беседовали Татьяна Вязникова и Юлия Акимова, специально для «Преступности.НЕТ»

Александра Ющишена-Вязникова



Оставить свои комментарии и высказать свое мнение Вы можете на странице «Преступности.НЕТ» в социальных сетях Facebook ВКонтакте


русскийполитика